Margot (midnight_birth) wrote in margot_quotes,
Margot
midnight_birth
margot_quotes

Categories:

Юность, Л. Н. Толстой. (Youth by Leo Tolstoy).

1484325

Title: Юность (Youth).
Author: Л. Н. Толстой (Leo Tolstoy).
Genre: Fiction, literature, bildungsroman.
Country: Russia.
Language: Russian.
Publication Date: 1857.
Summary:

My rating: 9/10.
My Review:


♥ Я сказал, что дружба моя с Дмитрием открыла мне новый взгляд на жизнь, ее цель и отношения. Сущность этого взгляда состояла в убеждении, что назначение человека есть стремление к нравственному усовершенствованию и что усовершенствование это легко, возможно и вечно. Но до сих пор я наслаждался только открытием новых мыслей, вытекающих из этого убеждения, и составлением блестящих планов нравственной, деятельной будущности; но жизнь моя шла все тем же мелочным, запутанным и праздным порядком.

Те добродетельные мысли, которые мы в беседах перебирали с обожаемым другом моим Дмитрием, чудесным Митей, как я сам с собою шепотом иногда называл его, еще нравились только моему уму, а не чувству. Но пришло время, когда эти мысли с такой Свежей силой морального открытия пришли мне в голову, что я испугался, подумав о том, сколько времени я потерял даром, и тотчас же, в ту же секунду захотел прилагать эти мысли к жизни, с твердым намерением никогда уже не изменять им.

И с этого времени я считаю начало юности.

I have said that my friendship with Dmitri opened up to me a new view of life, its aims and relationships. The essence of this view consisted of the conviction that the purpose of man's life is striving towards moral improvement, and that such improvement is easy, possible and everlasting. But as yet I have only enjoyed the discovery of new ideas that flowed from this conviction, and in forming brilliant plans for an active and moral future, but my life was going in the same trivial, confused and idle way.

Those virtuous thoughts that my adored friend Dmitri and I talked of during our discussions - miraculous Mitya, as I sometimes used to call him to myself in a whisper - appealed to my mind only, and left my feelings untouched. But the time came when these thoughts came into my head with such great power of moral revelation, that I took fright when I reflected on how much time I had wasted in vain; and at once, that very second, I wanted to apply my new ideas to life, with the firm intention to never be false to them.

And that time I consider the beginning of my youth.

♥ Да не упрекнут меня в том, что мечты моей юности так же ребячески, как мечты детства и отрочества. Я убежден в том, что, ежели мне суждено прожить до глубокой старости и рассказ мой догонит мой возраст, я стариком семидесяти лет буду точно так же невозможно ребячески мечтать, как и теперь. Буду мечтать о какой-нибудь прелестной Марии, которая полюбит меня, беззубого старика, как она полюбила Мазепу, о том, как мой слабоумный сын вдруг сделается министром по какому-нибудь необыкновенному случаю, или о том, как вдруг у меня будет пропасть миллионов денег. Я убежден, что нет человеческого существа и возраста, лишенного этой благодетельной, утешительной способности мечтания.

No one would reproach me with the fact that the day-dreams of my adolescence were as childish as those of my childhood and boyhood. I am convinced that if I am destined to live to a very old age, and my narrative catches up with my years, as an old man of seventy I shall be found dreaming dreams just as impossible and childish as now. I shall be dreaming of some charming Marya who will fall in love with me, a toothless old man, as she fell in love with Mazeppa, and of how my feeble-minded son by some uncommon circumstance becomes a minister of state, or that all of a sudden I shall find myself rich with millions. I am convinced that there is no human being and no age devoid of this beneficent, comforting capacity of dream.

♥ Этот-то голос раскаяния и страстного желания совершенства и был главным новым душевным ощущением в ту эпоху моего развития, и он-то положил новые начала моему взгляду на себя, на людей и на мир Божий. Благой, отрадный голос, столько раз с тех пор, в те грустные времена, когда душа молча покорялась власти жизненной лжи и разврата, вдруг смело восстававший против всякой неправды, злостно обличавший прошедшее, указывавший, заставляя любить ее, ясную точку настоящего и обещавший добро и счастье в будущем, — благой, отрадный голос! Неужели ты перестанешь звучать когда-нибудь?

That voice of repentance and passionate desire for perfection was my main new spiritual sensation at this period of my development, and it laid new foundations for my approach to myself, to other people, and to God's universe. Blessed, pleasant voice, how often since then hast thou in times of sadness, when my soul has silently submitted to life's falseness and depravity, suddenly bravely stood up against any untruth, virulently denouncing the past, an pointed to me and compelled me to love the bright spot of the present, and promised well-being and happiness in the future? Blessed, pleasant voice! Can it be that thou wilt ever cease to sound?

♥ Часто теперь я спрашиваю себя; когда я был лучше и правее — тогда ли, когда верил во всемогущество ума человеческого, или теперь, когда, потеряв силу развития, сомневаюсь в силе и значении ума человеческого? — и не могу себе дать положительного ответа.

I often ask myself now - when was I better and more just? When I believed in the omnipotence of human intelligence, or now, when, having lost the strength of development, I doubt both its strength and significance? And I cannot give myself a definite answer.

♥ Несмотря на все мое уважение, во все время нашего с ним знакомства, мне, Бог знает отчего, бывало тяжело и неловко смотреть ему в глаза. А я заметил после, что мне бывает неловко смотреть в глаза трем родам людей — тем, которые гораздо хуже меня, тем, которые гораздо лучше меня, и тем, с которыми мы не решаемся сказать друг другу вещь, которую оба знаем. Может быть, Дубков был и лучше, может быть, и хуже меня, но наверное уже было то, что он очень часто лгал, не признаваясь в этом, что я заметил в нем эту слабость и, разумеется, не решался ему говорить о ней.

In spite of all my respect for him, during our acquaintance I found, God only knows why, that sometimes it was difficult and awkward for me to meet his eyes. I have since noticed that, in general, it's awkward for me to meet the eyes of three types of people - those that are much worse than I am, those that are much better, and those with whom we could not bring ourselves to say to each other a truth we both knew. Perhaps Dubkov was better, perhaps worse than me, but probably the fact of the matter was that he too often lied without admitting to it. That I noticed in him this weakness and, obviously, couldn't muster the courage to tell him of it.

♥ — Да и нельзя об нем ничего дурного думать, потому что он точно прекрасный человек. И я его очень люблю и всегда буду любить, несмотря на его слабости.

Мне почему-то показалось, что именно потому, что Дмитрий слишком горячо заступался за Дубкова, он уже не любил и не уважал его, но не признавался в том из упрямства и из-за того, чтоб его никто не мог упрекнуть в непостоянстве. Он был один из тех людей, которые любят друзей на всю жизнь, не столько потому, что эти друзья остаются им постоянно любезны, сколько потому, что раз, даже по ошибке, полюбив человека, они считают бесчестным разлюбить его.

— And you cannot think ill of him, because he is really a beautiful person. And I love him very much and always shall love him, in spite of his weaknesses.

For some reason it seemed to me that it was exactly because Dimitri defended Dubkov too vehemently that he already no longer loved or respected him, but he didn't admit to it out of stubbornness and lest he could be reproached with inconstancy. He was one of those people that love friends for life, not so much because those friends remain good to them, but because once they begin loving a person, even if by mistake, they consider it dishonest to stop loving them.

♥ Мой друг был совершенно прав; только гораздо, гораздо позднее я из опыта жизни убедился в том, как вредно думать и еще вреднее говорить многое, кажущееся очень благородным, но что должно навсегда быть спрятано от всех в сердце каждого человека, — и в том, что благородные слова редко сходятся с благородными делами. Я убежден в том, что уже по одному тому, что хорошее намерение высказано, — трудно, даже большей частью невозможно, исполнить это хорошее намерение. Но как удержать от высказывания благородно-самодовольные порывы юности? Только гораздо позже вспоминаешь их и жалеешь о них, как о цветке, который — не удержался — сорвал нераспустившимся и потом увидел на земле завялым и затоптанным.

My friend was perfectly right, though it was not until much, much later that life experience taught me the evil that comes of thinking - still worse, speaking - of things that may seem very noble, but which has to forever remain hidden in the heart of every person, and that noble speeches seldom go with noble deeds. I am convinced that the fact itself of putting intention into words make it difficult, even, for the most part impossible, to fulfill. But how refrain from giving utterance to the noble, self-satisfied impulses of youth? Only much later you remember and regret them, as one regrets a flower which one has heedlessly plucked, ere it had opened, and subsequently saw it lying on the ground, withered and trampled on.

♥ И я рассказал ему, несмотря на продолжавшееся на лице его выражение равнодушия, про свою любовь и про все планы о будущем супружеском счастии. И странно, что как только я рассказал подробно про всю силу своего чувства, так в то же мгновение я почувствовал, как чувство это стало уменьшаться.

And I told him, disregarding the continuing look of indifference on his face, about my love and all my plans of wedded bliss. And strangely, once I had told him in detail about the strength of my feelings, in that moment I felt those feelings begin to diminish.

♥ Есть три рода любви:

1) Любовь красивая,
2) Любовь самоотверженная и
3) Любовь деятельная.

Я говорю не о любви молодого мужчины к молодой девице и наоборот, я боюсь этих нежностей и был так несчастлив в жизни, что никогда не видал в этом роде любви ни одной искры правды, а только ложь, в которой чувственность, супружеские отношения, деньги, желание связать или развязать себе руки до того запутывали самое чувство, что ничего разобрать нельзя было. Я говорю про любовь к человеку, которая, смотря по большей или меньшей силе души, сосредоточивается на одном, на некоторых или изливается на многих, про любовь к матери, к отцу, к брату, к детям, к товарищу, к подруге, к соотечественнику, про любовь к человеку.

Любовь красивая заключается в любви красоты самого чувства и его выражения. Для людей, которые так любят, — любимый предмет любезен только настолько, насколько он возбуждает то приятное чувство, сознанием и выражением которого они наслаждаются. Люди, которые любят красивой любовью, очень мало заботятся о взаимности, как о обстоятельстве, не имеющем никакого влияния на красоту и приятность чувства. Они часто переменяют предметы своей любви, так как их главная цель состоит только в том, чтоб приятное чувство любви было постоянно возбуждаемо. Для того чтобы поддержать в себе это приятное чувство, они постоянно в самых изящных выражениях говорят о своей любви как самому предмету, так и всем тем, кому даже и нет до этой любви никакого дела. В нашем отечестве люди известного класса, любящие красиво, не только всем рассказывают про свою любовь, но рассказывают про нее непременно по-французски. Смешно и странно сказать, но я уверен, что было очень много и теперь есть много людей известного общества, в особенности женщин, которых любовь к друзьям, мужьям, детям сейчас бы уничтожилась, ежели бы им только запретили про нее говорить по-французски.

Второго рода любовь — любовь самоотверженная, заключается в любви к процессу жертвования собой для любимого предмета, не обращая никакого внимания на то, хуже или лучше от этих жертв любимому предмету. «Нет никакой неприятности, которую бы я не решился сделать самому себе, для того чтобы доказать всему свету и ему или ей свою преданность». Вот формула этого рода любви. Люди, любящие так, никогда не верят взаимности (потому что еще достойнее жертвовать собою для того, кто меня не понимает), всегда бывают болезненны, что тоже увеличивает заслугу жертв; большей частью постоянны, потому что им тяжело бы было потерять заслугу тех жертв, которые они сделали любимому предмету; всегда готовы умереть для того, чтоб доказать ему или ей всю свою преданность, но пренебрегают мелкими ежедневными доказательствами любви, в которых не нужно особенных порывов самоотвержения. Им все равно, хорошо ли вы ели, хорошо ли спали, весело ли вам, здоровы ли вы, и они ничего не сделают, чтоб доставить вам эти удобства, ежели они в их власти; но стать под пулю, броситься в оду, в огонь, зачахнуть от любви — на это они всегда готовы, ежели только встретится случай. Кроме того, люди, склонные к любви самоотверженной, бывают всегда горды своею любовью, взыскательны, ревнивы, недоверчивы и, странно сказать, желают своим предметам опасностей, чтоб избавлять от них, несчастий, чтоб утешать, и даже пороков, чтоб исправлять от них.

Вы одни живете в деревне с своей женой, которая любит вас с самоотвержением. Вы здоровы, спокойны, у вас есть занятия, которые вы любите; любящая жена ваша так слаба, что не может заниматься ни домашним хозяйством, которое передано на руки слуг, ни детьми, которые на руках нянек, ни даже каким-нибудь делом, которое бы она любила, потому что она ничего не любит, кроме вас. Она видимо больна, но, не желая вас огорчить, не хочет говорить вам этого; она видимо скучает, но для вас она готова скучать всю свою жизнь; ее видимо убивает то, что вы так пристально занимаетесь своим делом (какое бы оно ни было; охота, книги, хозяйство, служба); она видит, что эти занятия погубят вас, — но она молчит и терпит. Но вот вы сделались больны, — любящая жена ваша забывает свою болезнь и неотлучно, несмотря на ваши просьбы не мучить себя напрасно, сидит у вашей постели, и вы всякую секунду чувствуете на себе ее соболезнующий взгляд, говорящий: «Что же, я говорила, но мне все равно, и я все-таки не оставлю тебя». Утром вам немного получше, вы выходите в другую комнату. Комната не протоплена, не убрана; суп, который один вам можно есть, не заказан повару, за лекарством не послано; но, изнуренная от ночного бдения, любящая жена ваша все с таким же выражением соболезнования смотрит на вас, ходит на цыпочках и шепотом отдает слугам непривычные и неясные приказания. Вы хотите читать — любящая жена с вздохом говорит вам, что она знает, что вы ее не послушаетесь, будете сердиться на нее, но она уж привыкла к этому, — вам лучше не читать; вы хотите пройтись по комнате — вам этого тоже лучше не делать; вы хотите поговорить с приехавшим приятелем — вам лучше не говорить. Ночью у вас снова жар, вы хотите забыться, но любящая жена ваша, худая, бледная, изредка вздыхая, в полусвете ночника сидит против вас на кресле и малейшим движением, малейшим звуком возбуждает в вас чувства досады и нетерпения. У вас есть слуга, с которым вы живете уж двадцать лет, к которому вы привыкли, который с удовольствием и отлично служит вам, потому что днем выспался и получает за свою службу жалованье, но она не позволяет ему служить вам. Она все делает сама своими слабыми, непривычными пальцами, за которыми вы не можете не следить с сдержанной злобой, когда эти белые пальцы тщетно стараются откупорить стклянку, тушат свечку, проливают лекарство или брезгливо дотрагиваются до вас. Ежели вы нетерпеливый, горячий человек и попросите ее уйти, вы услышите своим раздраженным, болезненным слухом, как она за дверью будет покорно вздыхать и плакать и шептать какой-нибудь вздор вашему человеку. Наконец, ежели вы не умерли, любящая жена ваша, которая не спала двадцать ночей во время вашей болезни (что она беспрестанно вам повторяет), делается больна, чахнет, страдает и становится еще меньше способна к какому-нибудь занятию и, в то время как вы находитесь в нормальном состоянии, выражает свою любовь самоотвержения только кроткой скукой, которая невольно сообщается вам и всем окружающим.

Третий род — любовь деятельная, заключается в стремлении удовлетворять все нужды, все желания, прихоти, даже пороки любимого существа. Люди, которые любят так, любят всегда на всю жизнь, потому что чем больше они любят, тем больше узнают любимый предмет и тем легче им любить, то есть удовлетворять его желания. Любовь их редко выражается словами, и если выражается, то не только не самодовольно, красиво, но стыдливо, неловко, потому что они всегда боятся, что любят недостаточно. Люди эти любят даже пороки любимого существа, потому что пороки эти дают им возможность удовлетворять еще новые желания. Они ищут взаимности, охотно даже обманывая себя, верят в нее и счастливы, если имеют ее; но любят всё так же даже и в противном случае и не только желают счастия для любимого предмета, но всеми теми моральными и материальными, большими и мелкими средствами, которые находятся в их власти, постоянно стараются доставить его.

There exist three types of love:

Beautiful love,
Self-denying love and
Practical love.

I’m not talking about a love of a young man to a young bride and vice versa. I’m afraid of these sentimentalities and have been so unhappy in life that I have never seen even a spark of truth in a love like that, but only lies in which feeling, spousal relationships, money, and a wish to tie or untie your own hands so confused my feeling, that nothing could be figured out. I am talking about love for a person which, depending on the lesser or greater power of the heart, concentrates on one, on some, or spills over over many. About love for a mother, a father, a brother, one’s kids, one’s comrade, one’s friend, one’s countryman - about a love for a fellow-creature.

Beautiful love consists of love of the beauty of the sentiment itself, and its expression. For people who love thus the beloved object is dear only in so far as it arouses that agreeable feeling, the consciousness and expression of which they enjoy.
Tags: 1850s, 19th century - fiction, 1st-person narrative, bildungsroman, fiction, fiction based on real events, foreign lit, lev tolstoy, literature, my favourite books, religion (fiction), religion - christianity (fiction), russian - fiction, sequels, translated, Лев Толстой, Русский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments